Главная » 2013 » Июль » 13 » Вадим Казаченко: "Меня шантажировали, чтобы я ушел из "Фристайла"
17:43
Вадим Казаченко: "Меня шантажировали, чтобы я ушел из "Фристайла"

В день 50-летия певец рассказал, почему не переживает из-за того, что его не показывают на ТВ, зачем спустя много лет снова поет «Больно мне, больно», как выступал на заправках в 90-е и за какие поступки испытывает чувство стыда


— Вадим, сегодня вам исполнилось 50 лет. Большинство людей, которые помнят ваши старые хиты «Больно мне, больно», «Золушка», уверены, что вы сидите без работы — в телевизоре-то вас не видно. Как вы сегодня живете? Юбилей отмечать будете?

— Дни рождения в последние 30 лет проходят у меня в работе, так что ничего не изменится и в этом году. Идет уже третье поколение людей, которые слушают мои песни, поэтому я не собираюсь завтра заканчивать свою деятельность — хочу еще с десяток лет чувствовать себя нормально и работать на сцене. Придумывать о себе небылицы, просить, чтобы обо мне писали, приглашали на ТВ, мне не нужно. Когда люди приходят на концерты и спрашивают: «Куда вы пропали?», я отвечаю: «Пишите письма на телевидение. Может быть, чиновники среагируют на ваши просьбы». После дефолта 1998 года произошел переворот в шоу-бизнесе, к рулю пришли другие люди, у них появились свои бизнес-интересы, корпорации, которые стали жить по западным капиталистическим правилам. Я точно знаю, что никому из чиновников ничего не должен и свободен от неприятных для меня обязательств. К тому же и по складу характера не люблю постороннюю шумиху, связанную с работой.

— Говорят, в 90-х пели за бензин и продукты?

— Ну, это шутки. Если ты едешь в 91-м году на машине и в стране нет бензина, можно было и сплясать перед заправщицей. Пока была возможность, я активно гастролировал, вплоть до 98 года. После этого было несколько лет паузы, когда я тихо себе работал, а потом выбрал свою дорогу. Живу спокойно: у меня есть работа и я ни на что не жалуюсь. Если бы хоть на три недели остановилась моя концертная деятельность, я бы умер голодной смертью. Зубы на полку положил бы или сменил специальность. Но такого, слава Богу, не было. Единственные деньги, которые я зарабатываю в жизни — все от выступлений. Причем работаю без перерывов и отпусков на протяжении двадцати пяти лет, пускай и не все об этом знают.

— Композитор всех хитов группы «Фристайл» Анатолий Розанов говорит, что запрещает вам исполнять на концертах песни того периода. Но вы на этот запрет внимания не обращаете. Из-за чего начались раздоры?

— Человек просто не знает, как работает законодательство в сфере концертной деятельности. В природе нет ни одного решения суда, которое запретило бы мне, как первому исполнителю, петь любые песни. Дело в том, что группа в своей работе использует на концертах записи, сделанные много лет назад. То есть, выступает под фонограмму и поэтому пользуется материальной собственностью Анатолия Розанова. А я пою песни живым голосом и плачу процент от валового дохода в адрес российского авторского общества, которое, в свою очередь, перечисляет деньги авторам песен. Так что я имею полное право петь эти песни, мне никто не в силах запретить.

— А почему все-таки ушли из группы? Ведь это был «золотой» период не только для коллектива, но и для вас.

— Я ушел по личной просьбе. Но фактически она была на уровне шантажа. Мол, мы припугнем, что не будем пользоваться его услугами, может, это Казаченко утихомирит. Розанову и мне повезло, что мы встретились на какое-то время. Он ведь сделал большую работу, собрал группу, которая стала успешной. В ней было три солиста: сперва я, через год он выбрал одного, еще через год — другого, Сергея Дубровина, который спел их самый мощный хит за последние годы «Ах, какая женщина». На этом группа остановилась и перестала делать вообще что-либо. Но это уже не мое дело. Десять лет назад я беседовал с Анатолием по этому поводу и он признался, что выжить меня из группы было импульсивным и неправильным решением, которое ничего хорошего не принесло.

— Почти два года назад вы выпустили последний на сегодняшний день альбом, который назвали «А мне не больно». Песен у вас за это время появилось много и других, но «Больно мне, больно» не дает покоя и сейчас?

— У меня был период, когда лет пять я не исполнял эту песню. Но потом взрослеешь и понимаешь: люди приходят на концерты и хотят ее услышать, после концерта всегда кричат: «Больно мне, больно!» А Казаченко — такой-сякой — не поет. Такая позиция исполнителя забирает у людей часть удовольствия, поэтому с начала 2000-х я снова включил ее в свой репертуар.

— В 90-х вы зарабатывали приличные деньги, но все финансовые вопросы контролировал ваш директор. После расставания с ним вы еще долго раздавали долги, взятые на ваше имя. Были таким наивными, что этого не замечали?

— Моей целью тогда было сделать билеты на выступления такими, чтобы сходить на концерт могли широкие слои населения. По отношению к бизнесу это было неправильно. Мне директор говорил, что цены будут небольшими, но сам делал по-другому. А поскольку за свою работу я не выставлял больших требований и гонораров, платили мне немного, а сами на мне зарабатывали. Поэтому сейчас всеми моими делами занимается моя супруга Ирина. Многие люди по-разному скажут. Одни: «Спасибо, мы получали радость в 90-е годы», другие: «Да лох Казаченко, надо было ломить цены». Но я не фокусируюсь на этом, ведь на длинной дороге под названием жизнь это — мелкие происшествия, которые не влияют глобально на мое самочувствие.

— Есть такие ошибки, о которых вы сожалеете?

— Жалею, что в суете гастрольной жизни мало уделял времени дочери Марианне, не побыл с родителями, с друзьями время не провел. Мы всегда были с дочкой в нормальных отношениях. Но живем в разных странах: я в Москве, она — в Германии. Она уже взрослая, может самостоятельно передвигаться по миру, наши свидания происходят иногда в самых неожиданных местах и странах.

— Не все знают, что вам сделали пять операций по пересадке волос в Америке. В одном из своих интервью вы сказали, что если бы знали, через что вам придется пройти, никогда бы на это не согласились.

— Сожалеть теперь ни о чем уже не приходится. Если операции делались, значит, были нужны. Последний раз перенес операцию в сентябре прошлого года — порвался мениск на ноге. Надо было с этим что-то делать. Ну, поправили доктора, ничего смертельного в этом нет. Конечно, пришлось приостановить работу, но потом все вернулось на круги своя. Так что передавайте всем вашим читателям большой привет и еще раз скажите, что жив-здоров Казаченко, работает, песни поет и желает всем крепкого здоровья, любви и благополучия.



Источник.
Категория: Новости. | Просмотров: 1114 | Добавил: Миша48 | Рейтинг: 2.2/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]